Application of Polypropylene Mesh Implants in Thoracic Surgery

Abstract


The widespread introduction of synthetic grafts into the clinical practice became possible after recent advances in fundamental sciences and production technologies. Now implants are in common use in angiosurgery, orthopedics, gynecology, abdominal and thoracic surgery. Most often, synthetic materials are used in mesh prostheses. The results of literature review demonstrate rapid development and advances of the polypropylene mesh implant techniques in thoracic surgery. The authors highlight the application of polypropylene mesh in the reconstruction of the chest wall, the creation of lung compression, closing the diaphragm defect. The main reason for mesh transplant use in thoracic surgery is an increase in the effectiveness of surgical treatment methods, elimination of the mechanism of respiratory problems and associated complications. The study of the biological properties of mesh implants and reparative processes can considerably expand opportunities and prospects for their further application in thoracic surgery, both in resection and plastic directions, and during collapse surgery. Combinations of various types of synthetic materials provide not only mechanical support in chest surgery, but also ensure good functional results of the organs.


История применения аллотрансплантатов в хирургической практике насчитывает не одно столетие. Однако широкое внедрение в клинику синтетических материалов стало возможным после должного развития фундаментальных наук и технологий их производства. Имплантаты прочно вошли в практику в таких разделах как ангиохирургия, ортопедия, гинекология, абдоминальная и торакальная хирургии. Наиболее часто синтетические материалы применяются в виде сетчатых протезов [1, 2].
Еще в 1950 году Cumbeland V.H. и Scales J.T. сформулировали критерии «идеального» пластического материала, который: не должен изменять своих физических свойств под воздействием тканей пациента, вызывать воспаления, отторжения, аллергию или сенсибилизацию. Должен быть химически инертным, обладать достаточной механической прочностью, быть пригоден для фабричного изготовления и стерилизации [3, 4].
Полипропилен относится к группе кристаллических полиолефинов, которые отличаются гидрофобностью, высокой химической стойкостью, радиационной стойкостью, сравнительной дешевизной и технологичностью. Francis Cowgil Usher первым внедрил новую полипропиленовую сетку, в серии экспериментальных и ранних клинических исследований в 1958-59 гг. Автор представил данные о применении высокоплотного полиэтилена при пластике дефектов грудной и брюшной стенок. Описал свойства нового материала в тканях, отметив, что в сетку хорошо прорастает соединительная ткань [1, 4].
Имплантаты из полипропиленовой сетки впервые появились в 1962 году, получили общее название «сетка» и быстро нашли широкое применение в связи с высокой эластичностью, формой плетения и оптимальным размером пор. Благодаря работам Lichtenstein (1989) полипропиленовые сетки стали стандартным материалом, используемым в настоящее время при герниопластике [1, 2].
Реакция тканей на сетку
Биологическая роль имплантируемых сеток большинством авторов определяется, как выполнение ими роли матрикса, решающих задачи тканевой организации, пролиферации и дифференцировки клеток. Итогом этих процессов является внутреннее армирование новообразованной соединительной ткани, составляющей основу послеоперационного рубца. При этом всех их объединяет способность к стимуляции тканевой индукции - процесса прорастания соединительной ткани сквозь структуру имплантата [5, 6]. Важнейшую роль в заживлении ран играют клетки фибробластического ряда и гранулоциты. Многие авторы подчеркивают значение различных пулов этих клеток, выделяя папиллярные, ретикулярные и репаративные фибробласты. Взаимодействие эндопротеза с клетками претерпевает переход от нулевой фазы регенерации к фазе воспаления, затем фазе заживления [7, 8].
Процессы, наблюдаемые при имплантации сетчатых имплантатов, развиваются по типу реакции на внедрение инородного агента. Среди адгезирующихся белков присутствуют альбумины, иммуноглобулины, факторы свертывания крови и цитокины. Контакт поверхностно адсорбированных иммуноглобулинов со специфическим рецепторным аппаратом макрофагов инициирует процесс распознавания инородного материала. Многочисленные выделяемые при этом медиаторы и сигнальные молекулы стимулируют миграцию в область патологического процесса фибробластов, лимфоцитов, макрофагов [9, 10].
Репаративный процесс в целом представляет собой сложный комплекс биологических реакций, возникающий в ответ на повреждение тканей организма и обычно заканчивающийся их заживлением. В данном процессе присутствуют восстановительные и деструктивные изменения всех тканей под влиянием нервной и гуморальной регуляции. Имплантация в организм любого чужеродного материала вызывает воспалительно-репаративную реакцию, которая является выражением защитной и восстановительной функцией соединительной ткани. Воспалительный процесс в окружающей ткани ведет к пролиферации фибробластов, которые продуцируют коллагеновые волокна и другие компоненты экстрацеллюлярного матрикса. Формируется соединительнотканная капсула, изолирующая инородное тело. От типа эндопротеза зависит длительность и выраженность воспаления, а также сроки формирования соединительнотканной капсулы и ее прочность [11, 12, 13].
Виды сетчатых имплантатов
В настоящее время выпускается более 200 видов сетчатых имплантатов, и их количество увеличивается каждый год на несколько десятков наименований. Все они изготавливаются из различных материалов (полипропилен, полиэтилентерифтолат, политетрафторэтилен и поливинилиденфторид и др.) и их комбинаций, что в результате обусловливает разнообразие механических и реологических свойств [2, 4]. Существует несколько классификаций имплантатов. На основе пористости биоматериалов выделяют 4 типа: I тип – крупнопористые имплантаты (текстильная пористость: >60%), II тип – мелкопористые (<60%), III тип – имплантаты со специальными свойствами, IV тип – имплантаты с пленками, V тип – 3D-сетки, VI тип – биологические протезы. Величина отверстий в имплантате, а также количество материала для его изготовления напрямую связаны с его плотностью: тяжелые имплантаты (удельный вес 90 г/м3), средней плотности (50–90 г/м3), легкие (35–50 г/м3) и ультралёгкие (менее 35 г/м3) [4].
Области применения сеток
Ликвидация дефектов каркаса грудной стенки, образующихся при резекции трех и более ребер на переднебоковой стенке, субтотальной резекции грудины или тотального ее удаления, а также дефектов, превышающих 100 см2 на боковой или подлопаточной областях, применяют комбинированную пластику дефекта [14, 15, 16]. При этом используются собственные ткани и синтетические сетки из политетрафторэтилена, полипропилена, викрила и пролена. Кроме того, для замещения дефектов ребер, грудины и ключицы используют эндопротезы из углеродсодержащего материала «остек», фторопластовые протезы, никелид-титановые пластины [17, 18, 19].
Четверть всех резекций грудной стенки сопровождающихся образованием обширных дефектов, связано с манипуляциями на грудине. Резекцию грудины выполняют при лечении остеомиелита, возникающего как послеоперационное осложнение стернотомии при операциях на сердце, либо появляющегося спонтанно при туберкулёзе. Другие распространённые показания к резекции — первичные опухоли и вызванный радиацией некроз тканей после интенсивного лечения злокачественного новообразования молочной железы [15]. Обширные дефекты грудины, возникшие вследствие травмы или некроза, не способны заживать самостоятельно. Поэтому с целью закрытия дефектов грудной стенки были предложены и выполнялись различные виды пластики. Для создания стабильного и эластичного каркаса грудной клетки применяли в качестве протезов пластинки и сетки из тантала и нержавеющей стали, полиэтилен в виде крупноячеистого сита, резецированные сегменты ребер или широкую пластину из подвздошной кости, аутодермальные имплантанты, сетчатые протезы [15, 20]. Для замещения пострезекционных дефектов перикарда, диафрагмы, в качестве профилактики медиастинальных грыж, так же используются сетчатые имплантаты [21, 22, 23]. Помимо этого, полипропиленовые сетки применяются в лечении хронической эмпиемы плевры, как осложнения основного заболевания либо хирургического вмешательства [24, 25].
Известен ряд способов восстановления целостности грудной стенки при стерномедиастинитах. На этапе пластики дефекта грудной клетки используют различные шовные и скрепляющие материалы [26]. Например, Медведчиков-Ардия М.А. с соавт. (2013) поверх пряди большого сальника укладывает крупноячеистый сетчатый протез с нахлестом на ребра с обеих сторон под препарированные большие грудные мышцы (Патент России RU №2548508).
Чудных С.М. с соавт. (2004) предложил способ хирургического лечения деструктивных форм туберкулеза легких методом экстраплеврального пневмолиза с наложением на легкое сетки из полипропилена, как вариант коллапсохирургического лечения больных туберкулезом (Патент России RU №2280413).
Другой способ применения полипропиленовой сетки при торакопластике, предложен Беловым С.А. с соавт. (2012) для лечения больных туберкулезом легких. Который заключается в формировании нового плеврального купола и контролируемого коллапса верхушки легкого путем натягивания сетчатого трансплантата от I либо II грудинно-реберного сочленения к реберно-позвоночному отрезку не резецированного ребра (Патент России RU №2634681). Это позволяет осуществить избирательный коллапс полости деструкции, устранить проблемы развития механизма парадоксального дыхания и осложнений, связанных с ним [27].
Одним из способов решения проблемы стабилизации при синдроме флотирующей грудной клетки, или окончатого перелома, который возникает в результате транспортных травм, является наложение чрескожных погружных перикостальных швов, под контролем торакоскопа, либо путем фиксации отломков ребер полипропиленовой сеткой, подшиваемой со стороны плевры, или металлическими пластинами, располагаемыми снаружи [28, 29, 30].
Для замещения окончатых дефектов шейного отдела трахеи используются кожно-мышечные, трехслойные кожно-мышечно-кожные аутолоскуты, сформированные из разных областей шеи или перемещенные на питающей ножке с верхней половины грудной клетки. В качестве каркасной структуры для аутотрансплантата при замещении обширных окончатых дефектов трахеи предлагались различные имплантаты: сетки из медицинской стали, тантала, титана, серебра, полипропилена, марлекса, политетрафторэтилена. [31, 32]. На сегодняшний день лечение больших и гигантских грыж пищеводного отверстия диафрагмы является актуальной проблемой в хирургии пищевода. С 2000-х гг. в хирургии больших и гигантских грыж пищеводного отверстия диафрагмы широко применяются сетчатые импланты. По аналогии с пластикой передней брюшной стенки синтетические материалы при этой патологии стали использовать, чтобы снизить риск рецидива грыжи. Наиболее эффективным способом пластики является комбинированная пластика пищеводного отверстия диафрагмы установкой и фиксацией сетчатого импланта в заднее средостение над ножками диафрагмы в сочетании с задней крурорафией [33, 34].
Дупликационный способ пластики диафрагмы по поводу ее релаксации с применением сетчатого трансплантата имеет ряд преимуществ перед другими способами: равномерное распределение нагрузки на всю площадь имплантата, отсутствие чрезмерного натяжения в области шва истонченной ткани диафрагмы, формирование плотно-эластичного рубца, меньшая вероятность рецидива [35]. Кроме того, сетчатые имплантаты применяются для восстановления посттравматических повреждений и закрытия врожденных дефектов диафрагмы [36, 37, 38].
В 2002 году С. Amanti впервые сообщил о результатах использования полипропиленовых сетчатых имплантатов для одномоментной реконструкции молочной железы после мастэктомии по Madden. Первичная реконструкция молочной железы при правильном отборе больных является перспективным и в ряде случаев наиболее предпочтительным методом лечения рака молочной железы [39, 40].
Коррекция стенки грудной клетки при различных изменениях формы грудной клетки, обусловленными врожденными факторами, реализовывается оперативной реконструкцией с применением сетчатых имплантатов [41, 42, 43].
Важным преимуществом применения сетчатых протезов в торакальной хирургии является возможность не только осуществлять механическую поддержку, но и обеспечивать беспрепятственную работу органов.
Заключение
Восстановление дефектов покровных тканей и костного каркаса грудной клетки посвящено много работ. В большинстве из них описываются закрытие дефектов хорошо васкуляризированными лоскутами. Однако пластика собственными тканями оказалась недостаточно прочной для коррекции в местах, несущих значительную нагрузку. Полипропиленовая сетка в торакальной хирургии, как самостоятельно, так и в комбинации с другими материалами более успешно выполняет механическую поддержку с хорошим функциональным результатом.

Sergei Belov

Seaside regional antituberculous dispensary

Author for correspondence.
Email: sur_belove@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-5325-2891
SPIN-code: 6588-1047
ResearcherId: C-7576-2019

Russian Federation, 690041, Vladivostok, Fifteenth str., 2.

candidate of medical science, thoracic surgeon of the 4th pulmonary surgical department

Alexander Grigoryuk

Pacific State Medical University

Email: aa_grig@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-7957-5872
SPIN-code: 4321-6702
ResearcherId: C-8982-2019

Russian Federation, 690002, Vladivostok, Ostryakova str., 2.

candidate of medical science, associate professor of the department of Surgery Institute of the Pacific State Medical University

  1. Plencner M., Prosecká E., Rampichová M., East B., Buzgo M., Vysloužilová L., Hoch J., Amler E. Significant improvement of biocompatibility of polypropylene mesh for incisional hernia repair by using poly-ε-caprolactone nanofibers functionalized with thrombocyte-rich solution. Int J Nanomedicine. 2015; 10: 2635–46. doi: 10.2147/IJN.S77816
  2. Zhukovsky V. A. Polymer implants for reconstructive surgery. Scientific electronic journal «INNOVA». 2016; 2(3): 51-59. (in Russ.) doi: https://doi.org/10.21626/innova/2016.2/05
  3. Harslof S., Zinther N., Harslof T., Danielsen C., Wara P., Friis-Andersen H. Polypropelene-mesh properties and type of anchoring do not influence strength of parietal ingrowth. Langenbecks Arch Surg. 2017; 402(7): 1047-1054. doi: 10.1007/s00423-017-1602-9
  4. Sengupta P., Prasad B.L.V. Surface Modification of Polymeric Scaffolds for Tissue Engineering Applications Regen. Eng. Transl. Med. 2018; 4(2): 75-91 doi: 10.1007/s40883-018-0050-6
  5. Boersema G.S.A., Grotenhuis N., Bayon Y., Lange J.F., Bastiaansen-Jenniskens Y.M. The Effect of Biomaterials Used for Tissue Regeneration Purposes on Polarization of Macrophages. BioResearch Open Access. 2016. 5(1): 6–14. doi: 10.1089/biores.2015.0041
  6. Kokotovic D., Burcharth J., Helgstrand F., Gögenur I. Systemic inflammatory response after hernia repair: a systematic review. Langenbecks Arch Surg. 2017; 402(7): 1023-1037. doi: 10.1007/s00423-017-1618-1
  7. Alekseeva N.T., Glukhov A.A., Ostroushko A.P. The role of fibroblastic cells differona in the process of wound healing. Journal of Experimental and Clinical Surgery. 2012; 3(5): 601-608. (in Russ.) doi: 10.18499/2070-478X-2012-5-3-601-608
  8. Grigoryuk А.А., Belov S.А., Kotsyuba А.Е. Mass cell reaction in the zone of implantation polypropylene mesh. Bulletin of Experimental Biology and Medicine. 2019; 167(5): 640-644. (in Russ.)
  9. Arutyunyan I.V., Tsedik L.V., Chernikov V.P., Kananykhina E.Y., Fatkhudinov T.Kh., Makarov A.V., Elchaninov A.V., Bolshakova G.B. Methodical features of estimation of cell adhesion TO meshes based on mono- or multifilament fibers. Clinical and experimental morphology. 2015; 16(4): 48-55. (in Russ.) doi: 10.1177/1553350612463444.
  10. Sarbaeva NN, Ponomareva JV, Milyakova MN. Macrophages: diversity of phenotypes and functions, interaction with foreign materials. Genes & Cells. 2016; 11(1): 9¬17. (In Russ.)
  11. Dolzhikov A.A., Kolpakov A.Y., Yarosh A.L., Molchanova A.S., Dolzhikova I.N. Giant foreign body cells and tissue reactions on the surface of implants. Kursk Scientific and Practical Bulletin "Man and His Health". 2017; (3): 86-94. (In Russ.) https://doi.org/10.21626/vestnik/2017-3/15
  12. Zaporozhets T.S., Puz A.V., Sinebryukhov S.L., Gntdenkov S.V., Ivanushko L.A., Besednova N.N. A role of implant coatings in the induction of pro-inflammatory mediators. Cytokines & Inflammation. 2016; 15(1): 86-90. (in Russ.)
  13. Samartsev V.A., Vildeman V.E., Slovikov S.V., Gavrilov V.A., Parshakov A.A., Kuznetsova M.P., Sidorenko A.Y. Evaluation of biomechanical properties of contemporary surgical meshes: experimental study. Russian Journal of Biomechanics. 2017; 21(4): 442–448. (in Russ.) doi: 10.15593/RZhBiomeh/2017.4.11
  14. Aghajanzadeh, M., Alavi, A., Aghajanzadeh G., Ebrahimi H., Jahromi S.K., Massahnia S. Reconstruction of Chest Wall Using a Two-Layer Prolene Mesh and Bone Cement Sandwich. Indian J Surg. 2015; 77(1): 39–43. doi: 10.1007/s12262-013-0811-x
  15. Basharkhah A., Saxena A.K. Thoracic Reconstruction in Chest Wall Tumors. In: Saxena A. (eds) Chest Wall Deformities. Springer, Berlin, Heidelberg. 2017; 313-325. doi.org/10.1007/978-3-662-53088-7_58
  16. Kawana S, Yamamoto H, Maki Y, Sugimoto S, Toyooka S, Miyoshi S. Reconstruction of Anterior Chest Wall with Polypropylene Mesh: Two Primary Sternal Chondrosarcoma Cases. Acta Med Okayama. 2017; Jun; 71(3): 259-262. doi: 10.18926/AMO/55210
  17. Leuzzi G., Facciolo F. Lateral Chest Wall Defects: Reconstructive Strategies. Curr Surg Rep. 2015; 3: 13. doi: 10.1007/s40137-015-0093-2
  18. Nazerali R, Rogers J, Canter R, Hinchcliff KM, Stevenson TR. The use of polypropylene mesh in chest wall reconstruction; a novel approach. J Plast Reconstr Aesthet Surg. 2015; Feb; 68(2): 275-6. doi: 10.1016/j.bjps.2014.09.036
  19. Qi F. Xiao G., Chen Y., Qian Y., Zhang Y., Yang J., Wang D. Repair and Reconstruction of Defects After Resection of Chest Wall and Abdominal Tumors. In: Zhou X., Cao Y., Wang W. (eds) Oncoplastic surgery. Plastic and Reconstructive Surgery. Springer, Singapore. 2018; 401-432. doi.org/10.1007/978-981-10-3400-8_16
  20. Li W, Zhang G, Ye C, Yin D, Shen G, Chai Y. Autogenous rib graft for reconstruction of sternal defects. J Thorac Dis. 2014; Dec; 6(12): 1851-2. doi: 10.3978/j.issn.2072-1439.2014.11.37
  21. Bаgirov M.A., Krаsnikovа E.V., Ergeshovа A.E., Lovаchevа O.V., Kаrpinа N.L., Penagi R.V. Anterior mediastinal plastics during pneumonectomy as prevention and treatment of a mediastinal hernia in fibrous cavernous pulmonary tuberculosis patients. Tuberculosis and Lung Diseases. 2017; 95(11): 36-40. (In Russ.) doi: 10.21292/2075-1230-2017-95-11-36-40
  22. Topolnitskiy E.B., Dambaev G.T., Shefer N.A., KhodorenkoV.N. Fomina T.I., Gyunter V.Ye. Restoration of postresection defects of pericardium, diaphragm, thorax with mesh titanium nickelide implants. Issues of Reconstructive and Plastic Surgery. 2012; 15(1): 14-21. (in Russ.)
  23. Fang L, Chen YJ, Wu GY, Zou QY, Wang ZG, Zhu G, Hu XM, Zhou B, Tang Y, Xiao GM. Ribs Formed by Prolene Mesh, Bone Cement, and Muscle Flaps Successfully Repair Chest Abdominal Wall Defects after Tumor Resection: A Long-term Study. Chin Med J (Engl). 2017; Jun 20; 130(12): 1510-1511. doi: 10.4103/0366-6999.207473
  24. Zardo P., Zhang R., Tawab G., Busk TK., Schilling T., Schreiber J., Kutschka I. Chest Wall Resection and Reconstruction. Current Anesthesiology Reports. 2016; 6(2): 111–116. doi: 10.1007/s40140-016-0154-9
  25. Mukhammedov Kh.B., Shevluk N.N., Tretyakov A.A., Stadnikov A.A., Fadeev S.B. Morpho‐functional characteristics of experimental model of limited chronic empyema and the features of reparative histogenesis at cavity liquidation by implanting composite. Journal of new medical technologies. 2016; 23(3): 149–153. (in Russ.)
  26. Kohan E.P., Dolgih R.N., Asanov O.N., Potapov V.A., Ivankov M.P. The treatment of postoperative mediastinitis in cardiac surgery patients. Bulletin of Pirogov National Medical & Surgical Center. 2018; 13(1): 127-131. (in Russ.)
  27. Belov S.A., Grigoryuk A.A. Use of polypropylene mesh in superior posterior thoracoplasty. Grekov's Bulletin of Surgery. 2019; 178(1): 45-48. (In Russ.) doi: 10.24884/0042-4625-2019-178-1-45-48
  28. Akkas Y, Peri NG, Kocer B, Kaplan T. Repair of lung herniation with titanium prosthetic ribs and Prolene mesh. Asian Cardiovasc Thorac Ann. 2016; Mar; 24(3): 280-2. doi: 10.1177/0218492315619509
  29. Satyvaldaev MN, Akselrov AM. Overview of the "rib valve" treatment problem. Meditsinskaya nauka i obrazovanie Urala. 2018; 1(93):186-191. (In Russ.)
  30. Witzke H.J., Simon N.L., Kolvekar S.K. Acquired Chest Wall Deformities and Corrections. In: Kolvekar S., Pilegaard H. (eds) Chest Wall Deformities and Corrective Procedures. Springer, Cham. December 2015; 99-108. doi: 10.1007/978-3-319-23968-2_14
  31. Trofimov E.I., Akimov R.N., Pichugina N.V. Reconstruction of combined anterior neck and tracheal defects by using of microsurgical autotransplantation. Annals of plastic, reconstructive and aesthetic surgery. 2017; 3: 58-65. (In Russ.)
  32. Yagudin R.K., Yagudin K.F. The long-term results of the application of the polypropylene mesh for the plastic correction of large laryngo-tracheostomas. Vestnik otorinolaringologii. 2016; 81(2): 67-69. (In Russ.) doi: 10.17116/otorino201681267-69
  33. Petlin G.F., Dambaev G.T., Solovyov M.M., Popov A.M. Analysis of the results of reconstructions of cardioesophageal junction by umbilical fissure at the treatment of esophageal hiatus hernias. Issues of Reconstructive and Plastic Surgery. 2014; 1: 21-25. (In Russ.)
  34. Rozenfel'd I.I., Chilikina D.L. Evaluation of the results of the use of reticular implants in alloplastic hernia of the esophageal aperture of the diaphragm. Research'n Practical Medicine Journal. 2018; 5(4): 82-90. (In Russ.) doi: 10.17709/2409-2231-2018-5-4-8
  35. Belov S.A., Grigoryuk A.A., Shulga I.V. The use of thoracoscopy in the treatment of diaphragm relaxation. Pacific Medical Journal. 2018; 1: 62–63. (In Russ.) doi: 10.17238/PmJ1609-1175.2018.1.62–63
  36. Banchini, F., Santoni R., Banchini A., Bodini F.C., Capelli P. Right posterior diaphragmatic hernia (Bochdalek) with liver involvement and alteration of hepatic outflow in adult: a case report. Springerplus. 2016; 5: 1561. doi: 10.1186/s40064-016-3221-2
  37. Esakov YU.S., Pechetov A.A., Gricyuta A.YU. Choice of diaphragm plasty for acquired relaxation with evidence-based medicine. Zhurnal imeni N.I. Pirogova. 2014; 11: 88-91. (In Russ.)
  38. Parshin V.D., Khetagurov M.A. Diaphragm relaxation surgery. Khirurgiya. Zhurnal imeni N.I. Pirogova. 2018; (3): 4-14. (In Russ.) doi: 10.17116/hirurgia2018324-14
  39. Zikiryakhodzhaev A.D., Shirokikh I.M., Ablitsova N.V., Ermoshchenkova M.V., Kharchenko N.V., Saribekyan E.K., Tukmakov A.Yu., Sukhot’ko A.S., Zapirov G.M., Khakimova Sh.G. Biological and synthetic materials in reconstructive surgery for breast cancer treatment (literature review). Tumors of female reproductive system. 2018; 14(1): 28-37. (In Russ.) doi: 10.17650/1994-4098-2018-14-1-28-37
  40. Khodjamurodova Dj.A., Saidov M.S., Khodjamuradov G.М. Application of silicone implants in mammoplasty (literature survey). I.P. Pavlov Russian medical biological herald. 2018; 26(1): 133-49. (In Russ.) doi: 10.23888/PAVLOVJ2018261113-149
  41. Rasihashemi SZ, Ramouz A. Pectus excavatum repair using Prolene polypropylene mesh. Asian Cardiovasc Thorac Ann. 2016 Feb;24(2):140-4. doi: 10.1177/0218492315625160
  42. Krupko A.V., Bogos’Yan A.B., Krupko M.S. Use of reperen polymer meshes in surgical treatment of pectus excavatum. Traumatology and Orthopedics of Russia. 2014; (3): 69-75. (In Russ.) doi: 10.21823/2311-2905-2014-0-3-69-75
  43. Chirikov I.S. Correction of extensive defects on the anterior abdominal wall in children. Russian journal of pediatric surgery. 2016; 20(5): 248-254. (In Russ.) doi: 10.18821/1560-9510-2016-20-5-248-254

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Views

Abstract - 43

PDF (Russian) - 12

PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 Belov S., Grigoryuk A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies