Gastroduodenoanastomotic Technique in Penetrating Stenosing Duodenal Ulcers

Abstract


Introduction. Pyloroduodenal stenosis is one of the most common complications and indication for surgical treatment of peptic ulcer in 10-84% of patients. Gastric resection with Billroth-1 (B-1) or Billroth-2 (B-2) techniques is the basic surgical intervention in this pathology. However, these interventions are accompanied by a high rate of postoperative complications (7.2-35%), mortality (2-5%), and development of postresection syndromes in the long term period in 15-60% of patients.
The aim of the study was to improve the technique of gastroduodenal anastomosis creation in patients with penetrating stenosing duodenal ulcers.
Materials and methods. The authors analyzed clinical outcomes of gastric resection with a plasma scalpel (PS) using B-1 technique with single-row serous-muscular-submucosal sutures in 136 patients with penetrating stenosing duodenal ulcers. The techniques of «longitudinal dissection of the anterior wall of the duodenum» and «extraduodenization of the ulcer» were presented. B-1 technique of modified gastric resection was described in details. Clinical outcomes were assessed based on the incidence rate of complications in the early postoperative period. In 30 patients fibrogastroduodenoscopy was performed postoperatively to assess anastomotic healing.
Results. Due to the proposed techniques, it was possible to avoid intraoperative complications. Postoperative complications developed in 8.8% of patients. These included: violation of the motor-evacuation function of the stomach in 4.4% of patients, pneumonia in 2.2% of patients, suppuration of the postoperative wound in 1.5% of patients, internal bleeding in 0.7% of patients. There was no any gastroduodenoanastomosis (GDA) failure. Postoperative mortality was 0.7% of the internal bleeding. After plasma resection of the stomach using B-1 technique with single-row serous-muscular-submucosal sutures, the edges of the mucous membrane along the wound of the stomach and gastroduodenal anastomosis were visually regenerated by primary intention.
Conclusion. The presented method of gastric resection performed with plasma scalpel using B-1 technique of gastroduodenal anastomosis creation with single-row serous-muscular-submucosal sutures did not result in failure of the GDA sutures; the number of anastomositis and post-resection pancreatitis, as well as the damage to the bile ducts, was reduced. The techniques of "longitudinal dissection of the anterior wall of the duodenum" and "extraduodenization of the ulcer" reduce traumatization and simplify the operation technique.


Обоснование

Пилородуоденальный стеноз является одним из наиболее частых осложнений и показанием к хирургическому лечению язвенной болезни у 10-84% больных [1, 2, 3, 4].

Анализ литературы по хирургическому лечению осложненной язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки (ДПК) (пенетрацией, стенозом, кровотечением) свидетельствует, что в настоящее время нет единого мнения по методу оперативного вмешательства. Одни хирурги отдают предпочтение резекции желудка, другие органосохраняющим операциям с ваготомией [1, 4, 5, 6, 7, 8, 9]. 

Основным оперативным вмешательством при данной патологии является резекция желудка, направленная на радикальное излечение от язвенной болезни, что достигается удалением язвы как источника осложнения, снижением агрессивных факторов желудочного сока (соляная кислота, пепсин, гастрин, Helicobacter pylori) и восстановлением моторно-эвакуаторной функции (выбор оптимального варианта желудочно-кишечного анастомоза), причем ведущее место отводится дистальной резекции по Б-1 и Б-2 [7, 8, 10].  Несмотря на значительные успехи желудочной хирургии результаты этой операции не могут удовлетворить хирургов. Остается высокий процент послеоперационных осложнений (7,2-35%), летальности (2-5%), а в отдаленном периоде развиваются пострезекционные синдромы у 15-60% больных [3, 5, 8].

Сторонники резекции желудка по Б-1 считают ее оптимальным [5, 7]. Преимущества Б-1 перед Б-2 заключаются прежде всего в сохранении естественного пассажа пищи по кишечнику [11], что исключает атрофию печени и поджелудочной железы (ПЖ) [12, 13, 14]. Кроме того, при этом методе не бывает пептических язв ГДА и постгастрорезекционных синдромов, нередко приводящих к инвалидности и повторным оперативным вмешательствам [11].

При резекции желудка по Б-1 хирурги указывают на лучшие результаты в сравнении с Б-2. Ранние послеоперационные осложнения развиваются у 3,9% больных. Среди них, наиболее частые, нарушения моторно-эвакуаторной функции 2,6%-5,6%, кровотечения 1,3-4,2% [5, 7, 8].

Однако учитывая сложности при формировании ГДА у больных с «трудными» пилородуоденальными язвами осложненными стенозами, хирурги отдают предпочтение резекции желудка по Б-2 предлагая различные способы ушивания культи ДПК [6, 9, 15, 16, 17]. При этом осложнения в виде нарушения эвакуации отмечены в 6,3-11,2%, перитонит 2-2,7%, несостоятельность швов ДПК 1,9-9,3%, острый панкреатит 0,9-2%, а летальность составляет 3,6-16,7% [5, 6, 9, 15].

Ряд хирургов с целью уменьшения послеоперационных осложнений прибегают к органосохраняющим с ваготомией операциям, уменьшая послеоперационную летальность до 0,6-1,3% [4, 8]. Однако при этом отмечен рецидив язв до 3,6-15,6%, гастроплегия – 2,3%, другие постваготомические синдромы – 3,6-5,7%, требующие повторных оперативных вмешательств [1, 6, 8].

Учитывая выше изложенное вопрос о методике и технике резекции желудка нельзя считать закрытым, а поиск путей и методов для улучшения результатов операции совершенствуется.

 

 

Цель

Усовершенствовать технику формирования гастродуоденоанастомоза при пенетрирующих стенозирующих язвах двенадцатиперстной кишки.

 

Методы

Работа выполнена на кафедре общей хирургии с курсом хирургии ФДПО Смоленского государственного медицинского университета на базе хирургического отделения Смоленской областной клинической больницы. В основу работы положен ретроспективный анализ результатов резекции желудка по Б-1 ПС с однорядным серозно-мышечно-подслизистыми швами у больных с ПСЯДПК.

За период 1990-2019 гг. в клинике общей хирургии по нашей методике оперировано 136 больных с ПСЯДПК. Возраст больных варьировал от 23 до 74 лет. Мужчин было 124, женщин 11. Язвенный анамнез 3-30 лет.

Всем больным проводилось общеклиническое обследование. Особое внимание уделяли водно-электролитному балансу, кислотно-щелочному равновесию, показателям азотистого обмена и содержанию белка в крови. Для подтверждения диагноза рубцово-язвенного стеноза и определения степени компенсации выполнялась ФГДС и рентгеноскопия желудка с пассажем сульфата бария.

Клиническое проявление язвенной болезни находилось в прямой зависимости от локализации язвы, характера анатомических изменений язвенного процесса, наличия осложнений и обострений заболевания.

Ведущим симптомом характерным для пенетрирующих язв ДПК был постоянный болевой синдром в эпигастральной области. Пенетрация язвы в ПЖ сопровождалась иррадиацией боли в спину. При пенетрации в гепатодуоденальную связку (ГДС) боль иррадиировала в правую лопатку и надплечье. Наиболее часто язва пенетрировала в ПЖ и ГДС, реже в желчный пузырь (ЖП) и печень. В 25 случаях встретили сочетанную пенетрацию в ГДС и ПЖ. В 1 случае в печень и ГДС. Локализация пенетрации язв в соседние органы и ткани представлена в табл. 1.

 

Таблица 1. Локализация пенетрирующих язв ДПК

Table 1. Localization of penetrating duodenal ulcers

Локализация пенетрации язв ДПК в соседние органы

Localization of penetration of duodenal ulcers

Абс. число

Abs. number

%

Пенетрация в ПЖ

Penetration into pancreas

64

47,1

Пенетрация в ГДС

Penetration into hepatoduodenal ligament

42

30,9

Пенетрация в ЖП

Penetration into gallbladder

3

2,2

Пенетрация в печень

Penetration into liver

1

0,7

Сочетанная пенетрация в ГДС и ПЖ

Combined penetration into hepatoduodenal ligament and pancreas

25

18,4

Сочетанная пенетрация в ГДС и печень

Combined penetration into hepatoduodenal ligament and liver

1

0,7

Всего

All

136

100

 

Другими частыми симптомами характерными для стеноза выходного отдела желудка были: тяжесть в эпигастрии, отрыжка воздухом с запахом. При пальпации живота определялся шум «плеска».

На основании классификации Ю.М Панцирева (2009) выделяли 3 стадии стеноза: компенсированная, субкомпенсированная, декомпенсированная (табл. 2) [18].

 

Таблица 2. Стадии стеноза по классификации Панцирева Ю.М.

Table 2. Classification of stenosis by Pantsirev Yu.M.

Стадии стеноза

Stages of stenosis

Абс. число

Abs. number

%

Компенсированная

Compensation

84

61,8

Субкомпенсированная

Subcompensation

38

27,9

Декомпенсированная

Decompensation

14

10,3

Всего

All

136

100

 

Больных с компенсированной стадией стеноза было 84 (61,8%). При этом отмечались начальные клинические проявления стеноза. Рентгенологически желудок нормальных размеров или несколько расширен, перистальтика усилена. Сужение пилородуоденального канала. Задержка эвакуации до 12 ч. При эндоскопии выраженная рубцовая деформация пилородуоденального канала с сужением его просвета до 1,0-0,5 см.

У 38 (27,9%) больных выявлена субкомпенсированная стадия стеноза. На это указывали яркие клинические проявления стеноза, рвота приносящая облегчение, потеря массы тела, нарушения водно-солевого обмена. Рентгенологически желудок расширен, натощак определяется жидкость. Перистальтика ослаблена. Сужение пилородуоденального канала. Задержка эвакуации 12-24 ч. Эндоскопически желудок больших размеров. Пилородуоденальный канал сужен до 1,0-0,3 см за счет резкой рубцовой деформации.

Наиболее тяжелыми были 14 (10,3%) больных с декомпенсированным стенозом. Потеря массы тела, обезвоживание, гипопротеинемия, гипокалиемия, азотемия, алкалоз. При рентгеноскопии желудок резко растянут, натощак определяется большое количество содержимого. Перистальтика резко ослаблена. Задержка эвакуации более чем на 24 ч. При эндоскопии желудок растянут. Атрофия слизистой оболочки. Рубцовые сужения пилородуоденального канала.

Предоперационная подготовка по возможности была короткой. Всем больным с первых дней пребывания в стационаре проводилась коррекция белкового, водного и электролитного балансов. По показаниям переливались белковые препараты крови, растворы глюкозы в комплексе с витаминами, солевые растворы. С целью уменьшения степени дилатации стенки желудка, восстановления мышечного тонуса и устранения токсического влияния продуктов гниения в предоперационном периоде ежедневно один-два раза в сутки промывали желудок.

Для уменьшения травматичности, повышения качества операции нами в 1990 г. разработана и внедрена в практику резекция желудка по Б-1 ПС с однорядными швами. Операция выполнялась следующим образом.

После мобилизации желудка по большой и малой кривизнам приступали к мобилизации ДПК по Кохеру. После этого ДПК становилась более подвижная, что исключало натяжение будущего ГДА. На границе верхней и средней трети желудок пересекался ПС. Пересечение стенки желудка ПС проходило бескровно и асептично благодаря высокой температуре плазменной струи и мощного ультрафиолетового излучения.

Проведенные гистологические исследования показали, что зона ожоговой каймы на стенках желудка не превышала 4 мм, а коагуляционного некроза – 2 мм. Высокая температура плазмы и мощное ультрафиолетовое излучение позволили производить пересечение стенок желудка и ДПК практически бескровно и асептично. При ушивании малой кривизны желудка и создании ГДА снижалась опасность инфицирования швов, отпадала необходимость постоянного осушивания краев анастомозируемых органов.

Культя желудка формировалась предложенными нами отдельными однорядными косыми серозно-мышечно-подслизистыми капроновыми швами (авторское свидетельство №1779340 13.09.91). Целью изобретения явилось упрощение техники наложения и повышения надежности однорядного шва за счет улучшения его герметичности, гемостатичности и уменьшения вероятности инфицирования шва. Согласно изобретению шов накладывался проколом серозной, мышечной и подслизистой под углом 45 градусов к краю раны в косопоперечном направлении с вколом в торец подслизистой противоположной стороны разреза и выколом со стороны серозной оболочки через те же слои и также под углом 45 градусов (рис. 1). Проведение нити под углом 45 градусов к краю сшиваемых органов позволило накладывать стежки с обычным интервалом между ними (7-8 мм) и на таком же расстоянии от края разреза. При этом просвета между стежками не оставалось вследствие того, что последующий шов перекрывал предыдущий (рис. 2). Таким образом, достигался полный герметизм и гемостаз в области анастомоза (создавался «эффект жалюзи»).

 

Рис. 1. Однорядный косой серозно-мышечно-подслизистый шов.

Fig. 1. Single-row oblique serous-muscular-submucosal suture.

 

Рис. 2. Однорядный серозно-мышечно-подслизистый шов в поперечном срезе.

Fig. 2. Single-row serous-muscular-submucosal suture in a transverse section.

 

 

Ниже привратника пересекалась ДПК. Резецированный желудок удалялся.

При ревизии ДПК уточнялась локализация язвы и распространенность рубцового стеноза (рис. 3). Затем передняя стенка ДПК рассекалась вдоль в пределах стеноза на и клиновидно иссекалась (рис. 4). Этим приемом устранялся стеноз и обеспечивался хороший доступ к язве.

 

Рис. 3. Пенетрирующая стенозирующая язва двенадцатиперстной кишки в гепатодуоденальную связку. Сформированная культя желудка.

Fig. 3. Stenosing duodenal ulcer penetrating into hepatoduodenal ligament.

 

Рис. 4. Клиновидное иссечение передней стенки двенадцатиперстной кишки. Сформированная культя желудка.

Fig. 4. Wedge-shaped excision of the anterior wall of the duodenum. Formed gastric stump.

 

Однорядные швы были применены нами при формировании ГДА у всех больных с пенетрирующими язвами в головку ПЖ и ГДС. Рубцовые изменения задней стенки ДПК по нижнему краю язвы исключали любую возможность ее выделения, из-за опасности повреждения протоков ПЖ и ретродуоденальной части желчного протока. Как известно, при таких язвах в качестве альтернативы радикальным резекциям с удалением язвенного субстрата применяются так называемые «резекции на выключение». В этой трудной ситуации создание «надежной» культи ДПК не представлялось возможным. В таких случаях мы предложили накладывать ГДА без выделения задней стенки ДПК (рационализаторское предложение № 1112 от 18.03.91 г. БРИЗ Смоленского мединститута).

При пенетрирующей язве в ПЖ по нижнему краю язвы скальпелем надсекалась слизистая ДПК. Язва коагулировалась плазменным потоком, и без выделения задней стенки ДПК формировался ГДА. Вначале накладывались два, на наш взгляд «ключевых», провизорных серозно-мышечно-подслизистых капроновых шва. Первый через большую кривизну культи желудка отступя от края раны 10 мм и на таком же расстоянии от раны ДПК через ее нижнюю стенку. Нить бралась на держалку. Второй шов через обе стенки малой кривизны культи желудка также отступя от раны на 10 мм и на таком же расстоянии от раны через верхнюю стенку двенадцатиперстную кишки. Нить так же бралась на держалки. Задняя стенка анастомоза ушивалась непрерывным обвивным швом, рассасывающейся атравматичной кетгутовой нитью (metric 5,0) с целью профилактики лигатурных язв. Для надежности в шов захватывался брюшинный покров ПЖ. Этот прием позволил нам избежать повреждений поджелудочной железы, БДС, элементов ГДС и задней стенки ДПК. Таким образом, дно язвы надежно прикрывалась серозной оболочкой задней стенки культи желудка и брюшинным покровом ПЖ, т.е. выполнялась «экстрадуоденизация» язвы. При однорядном шве такого исполнения не нарушалось кровообращение в задней губе анастомоза и создавались хорошие условия для регенерации и заживления в нем.

В случаях пенетрации язвы в ГДС, также не выделяя задней стенки ДПК, надсекали слизистую кишки по нижнему краю язвы. С целью гемостаза под дном язвы проводилась нить и завязывалась. Данная лигатура в дальнейшем использовалась как держалка. Дно язвы коагулировалось плазменным потоком. Техника наложения провизорного шва на большую кривизну желудка и нижнюю стенку ДПК не отличалась от предыдущей. Провизорный шов малой кривизны культи желудка накладывался через обе стенки желудка отступя от раны на 10мм., затем нить проводили через раневой канал рассеченной слизистой двенадцатиперстной кишки по нижнему краю язвы, отступя от раны кишки не менее 5мм. Ушивание задней стенки анастомоза не отличалась от предыдущей.

Провизорные швы завязывались. Адаптация желудка и ДПК во всех случаях была хорошей. Передняя стенка анастомоза ушивалась отдельными однорядными косыми серозно-мышечно-подслизистыми швами. С целью предупреждения механической нагрузки на однорядные швы ГДА мы накладываем проксимальнее анастомоза на 20-25 мм по малой и большой кривизне культи желудка по два серозно-мышечных шва с интервалом 7мм. Этими швами культя желудка подшивалась к брюшинному покрову ПЖ. На этом заканчивалась резекция желудка по Б-1 в нашей модификации.

В послеоперационном периоде особое внимание уделяем назогастральному зонду. Так как процесс всасывания и эвакуации из желудка нарушены, а секрет продолжает вырабатываться, повышается внутрижелудочное давление. Это опасно прорезыванием швов. Для зондирования используем стандартный зонды диаметром 16 СH. Зонд устанавливаем во время операции в кардиальный отдел желудка. Промывание желудка осуществляли сразу после операции на операционном столе, при этом отмывали сгустки крови и проверяли функционирование зонда. В последующем зонд промывали ежедневно 2 раза в сутки холодной водой по 50 мл до чистых вод на протяжении 4 суток. На 5 сутки зонд удаляли и разрешали пить.

Статистическая обработка результатов исследования проводилась с использованием программы «Excel 2016». Использовались методы описательной статистики.

 

Результаты

За период 1990-2019 гг. по предложенной методике оперировано 136 больных с ПСЯДПК. Послеоперационный период у больных перенесших плазменную резекцию желудка с формированием ГДА, по нашей методике протекает в большинстве случаев обычно. Больные достаточно активны уже на второй день. С 5 суток больным разрешали пить воду. С 6 суток «0 стол». С 7 суток «1 стол». Как правило, больные выписывались из стационара на 9 сутки.

Новые технические приемы в сочетании с использованием ПС и применением однорядного шва позволили упростить технику операции и избежать интраоперационных осложнений у всех 136 оперированных больных. Ранние послеоперационные осложнения составили 8,8%, представлены в табл. 3. Среди осложнений не было ни одной несостоятельности ГДА.

 

Таблица 3. Характеристика ранних послеоперационных осложнений после резекции желудка плазменным скальпелем с однорядными швами

Table 3. Characteristics of early postoperative complications after gastrectomy with a plasma scalpel using single-row sutures

Осложнение

Complication

Абс. число

Abs. number

%

Нарушение моторно-эвакуаторной функции  

Motor-evacuation dysfunction

6

4,4

Пневмония

Pneumonia

3

2,2

Нагноение раны

Infection of surgical wound

2

1,5

Внутренне кровотечение

Internal bleeding

1

0,7

Всего

All

12

8,8

 

Ранний послеоперационный период у 2 больных осложнился анастомозитом. Осложнение проявлялось болями в эпигастральной области и большим количеством отделяемого по назогастральному зонду из желудка до 600 мл за сутки. Анастомозит диагностирован на 8 сутки после операции при R-скопии желудка (отсутствии эвакуации бариевой взвеси из желудка) и ФГДС (отек анастомоза). Назогастральный зонд удален. Больному назначена антибиотикотерапия, гидрокортизон в виде раствора (разведение 100 мг гидрокортизона на 150 мл 0,25% раствора новокаина) per os, и инфузионная терапия включала 10% раствор хлористого натрия 100 мл/с ежедневно. Через 4 дня явления анастомозита купированы.

У 4 больных на девятые сутки диагностирована атония культи желудка. Осложнение проявлялось тяжестью в эпигастральной области, икотой, тошнотой. При рентгеноскопии желудка с бариевой взвесью отсутствовала эвакуация бариевой взвеси из желудка, а при ФГДС анастомоз свободно проходим для эндоскопа и отсутствовала перистальтика культи желудка. Лечение направлено на стимуляцию перистальтики назначением метоклопрамида по 2 мл внутримышечно 3 раза в сутки, NaCl 10% по 50 мл в/в 3 раза в сутки. Через пять дней атония культи желудка купирована.

У одного больного в послеоперационном периоде возникло внутрибрюшное кровотечение из рассеченных спаек брюшной полости. Ранее больной перенес операцию по поводу травмы живота. Не смотря на повторное оперативное вмешательство больной умер. Таким образом послеоперационная летальность составила 0,7%.

При освоении методики резекции желудка ПС с однорядными швами 30 больным выполнено ФГДС на 8 сутки после операции. При эндоскопическом исследовании по линии ушивания малой кривизны желудка слизистая визуально не отличалась от всей слизистой и практически с трудом визуализировалась среди складок желудка. Некротических изменений, фибрина и гиперемии не отмечено ни в одном случае. ГДА имел правильную форму, дефектов слизистой, гиперемии и отека в нем также не обнаружено. О функциональной способности анастомоза свидетельствовало отсутствие тканевого вала, видимая перистальтика желудка, сокращение анастомоза и отсутствие рефлюкса желчи. Ни в одном случае в просвете желудка и анастомоза не обнаружили шовного материала. Полученные данные свидетельствуют о том, что после плазменной резекции желудка с однорядными серозно-мышечно-подслизистыми швами края слизистой по ходу раны желудка и ГДА визуально регенерируют первичным натяжением.

Одним из первых моментов в технике резекции желудка, подвергшихся усовершенствованию, следует считать внедрение при его пересечении физического метода плазменного потока. Основной целью его применения явилось снижение кровопотери, повышение асептичности этого метода за счет высокой температуры плазменной струи и мощного ультрафиолетового излучения.

 

Обсуждение

Анализ литературных данных показал, что, не смотря на длительную историю желудочной хирургии до сих пор эта проблема остается одной из самых актуальных. Несмотря на значительные успехи медикаментозной терапии антисекреторными препаратами в сочетании с различными способами эрадикации Нelicobacter pylori, возросло число больных с осложненными язвами двенадцатиперстной кишки, особенно в пожилом и старческом возрасте, которым показано оперативное лечение [19]. Кроме того отмечается рост количества сочетанных осложнений до 30-50%. Результаты хирургического лечения этой группы больных значительно хуже, чем при неосложненной язве. Это связано с технической трудностью самой операции, распространенности патологического процесса, а также анатомической особенностью расположения ДПК, ПЖ и ГДС с ее элементами. Наибольшие технические трудности возникают при сочетании пенетрирующей язвы ДПК в ГДС и стеноза.

Несомненно, основными оперативными вмешательствами при осложненной язвенной болезни являются резекционные методы. При «сложных» язвах хирурги либо уменьшают объем хирургического вмешательства, либо отдают предпочтение резекции желудка по Б-2 предлагая различные способы ушивания культи двенадцатиперстной кишки [1, 4, 5, 6, 8, 9, 14, 15]. Однако при ПСЯДПК в ГДС, как правило, невозможно выделить заднюю стенку ДПК без повреждения желчного протока. При этом увеличивается риск несостоятельности культи ДПК.

По нашему мнению, окончательную точку в дискуссии преимущества Б-1 над Б-2 высказал С.С. Юдин. Преимущества Б-1 заключаются прежде всего в сохранении естественного пассажа пищи по кишечнику [11], что исключает атрофию печени и поджелудочной железы [12, 13, 14]. Кроме физиологичности операции при резекции желудка по Б-1 отпадает необходимость в сложном, нередко приводящим к несостоятельности швов этапе операции по ушиванию культи ДПК.

Кроме того, при этом методе не бывает пептическиих язв ГДА и постгастрорезекционных синдромов, нередко приводящих к инвалидности и повторным оперативным вмешательствам [11].

Резекция желудка у больных с сочетанными осложнениями язвенной болезни ДПК пенетрацией и стенозом является для хирурга наиболее сложной операцией в плане технического исполнения и сопровождается высоким риском интра- и послеоперационных осложнений. Предложенные нами технические приемы «продольного рассечения передней стенки двенадцатиперстной кишки» и «экстрадуоденизации язвы» в сочетании с использованием ПС и применением однорядного шва при формировании культи желудка (авторское свидетельство №1779340 13.09.91) и ГДА (рационализаторское предложение № 1112 от 18.03.91 БРИЗ Смоленского мединститута) позволили избежать необходимости решения задачи формирования культи ДПК, упростить технику операции и избежать интраоперационных осложнений у всех 136 оперированных больных с ПСЯДПК.

 

Заключение

При резекции желудка по Б-1 ПС с формированием культи желудка и ГДА однорядным швом по нашей методике отсутствует несостоятельность швов ГДА, снижается число анастомозитов и пострезекционных панкреатитов и уменьшается риск повреждения желчных протоков. Продольное рассечение передней стенки двенадцатиперстной кишки и экстрадуоденизация язвы уменьшают травматичность и упрощают технику операции, повышают надежность ГДА.

Dmitry V. Afanasyev

Smolensk state medical university

Author for correspondence.
Email: dmitry6577@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-9623-3815

Russian Federation, 28 Krupskaya street, 214019 Smolensk, Russia

MD, PhD, Associated Professor of General surgery department

Valery N. Afanasyev

Smolensk Regional Clinical Hospital

Email: dmitry6577@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-9623-3815

Russian Federation, 27 Gagarin avenue, 214018 Smolensk, Russia

MD, PhD, surgeon of surgical department

Vladimir G. Pleshkov

Smolensk state medical university

Email: doc82@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-9799-0762
SPIN-code: 3295-6574

Russian Federation, 28 Krupskaya street, 214019 Smolensk, Russia

MD, PhD, Professor, head of the General surgery depatment

Nikolay V. Danilenkov

Smolensk state medical university

Email: doc82@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-2852-5330
SPIN-code: 7501-0731

Russian Federation, 28 Krupskaya street, 214019 Smolensk, Russia

MD, PhD, Associated Professor of General surgery department

Anton V. Rodin

Smolensk state medical university

Email: rodin.anton.v@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-9046-7429
SPIN-code: 3946-3240

Russian Federation, 28 Krupskaya street, 214019 Smolensk, Russia

MD, PhD, Associated Professor of General surgery department

Valery S. Zabrosaev

Smolensk state medical university

Email: doc82@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-0453-5868
SPIN-code: 8587-9364

Russian Federation, 28 Krupskaya street, 214019 Smolensk, Russia

MD, PhD, Professor of General surgery department

Andrey P. Moskalev

Smolensk Regional Clinical Hospital

Email: doc82@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0003-1935-8363

Russian Federation, 27 Gagarin avenue, 214018 Smolensk, Russia

MD, PhD, head of surgical department

  1. Kodirov FD, Kadyrov DM, Amonov UM, Sharipov VSh. Surgical treatment of the patients with the decompensated stenotic duodenal ulcer with the extreme degree of depression in the motor and evacuation functions of stomach. Vestnik Akademii medicinskih nauk Tadzhikistana. 2018; 8: 1 (25): 30-37. (in Russ.)
  2. Kostyrnoi AV, Kosenko AV, Kaminsky IV. To problem early intraabdominal complications in gastric surgery. Hirurgija. Prilozhenie k zhurnalu Consilium Medicum. 2017; 19: 7-2: 42-44. (in Russ.)
  3. Durleshter VM, Didigov MT. Analysis of results and comparison of surgical treatment decompensated rubtsov and ulcerative duodenal stenosis. Vestnik Nacional'nogo mediko-hirurgicheskogo Centra im. N.I. Pirogova. 2012; 7: 1: 72-76. (in Russ.)
  4. Rерin VN, Polyakov SN, Repin MV, Efimushkina AS, Artmeladze MS. Surgical tactics in ulcerous pyloroduodenal stenoses. Permskij medicinskij zhurnal. 2006; 23: 3: 29-33. (in Russ.)
  5. Nishanov FN, Nishanov MF, Khozhimetov DSh, Robiddinov BS. Surgical tactics in combined complications of duodenal ulcers. Vestnik Nacional'nogo mediko-hirurgicheskogo Centra im. N.I. Pirogova. 2018; 13: 3: 43-46. (in Russ.)
  6. Kodirov FD, Kadyrov DM, Amonov UM. Organ-saving surgical technology in treatment of decompensated seam and ulcer duodenal atresia. Vestnik Akademii medicinskih nauk Tadzhikistana. 2017; 2 (22): 21-26. (in Russ.)
  7. Nishanova MF, Abdullazhanov BR, Otakuziev AZ, Rustamov JA, Hodzhimetov DSh. Ways to improve the results of surgical treatment of gastric ulcer and duodenal ulcer. Vestnik Nacional'nogo mediko-hirurgicheskogo Centra im. N.I. Pirogova. 2015; 10: 3: 78-80. (in Russ.)
  8. Nazyrov FG, Nishanov MF. Rationale for gastroduodenal anastomosis with sparing resection of stomach in surgery for duodenal ulcer. Medicina neotlozhnyh sostojanij. 2014; 1 (56): 37-40. (in Russ.)
  9. Nikitin NA, Korshunova TP, Onuchin MA, Goloviznin AA. Surgical treatment of complicated pyloroduodenal ulcers. Medicinskij al'manah. 2010; 1: 121-125. (in Russ.)
  10. Zigajev GF, Krivigina EV. The choice of method of surgical treatment of gastroduodenal ulcers in duodenal stasis. Sibirskij medicinskij zhurnal (Irkutsk). 2015; 133: 2: 28-31. (in Russ.)
  11. Yudin SS. Jetjudy zheludochnoj hirurgii. M.: Binom. 2003; 423. (in Russ.)
  12. Zemlyanoy VP, Sigua BV, Danilov AM, Kotkov PA. Historical milestones in the development of peptic ulcer surgery (on the 135th anniversary of the first successful gastrectomy proposed by T. Billroth). Vestnik hirurgii imeni I.I. Grekova. 2016; 175: 6: 91-94. (in Russ.)
  13. Kartavenko AN, Lomachenko IN. Sostojanie nekotoryh funkcij pecheni i podzheludochnoj zhelezy u bol'nyh posle rezekcii zheludka po povodu jazvennoj bolezni v otdalennye sroki. Materialy 28 nauchnoj sessii Vitebskogo med. instituta. Vitebsk. 1970; 153-154. (in Russ.)
  14. Paakkonen M, Alhava EM, Karjalainen P, Korhonen R, Savolainen K, Syrjanen K. Long-term follow-up after Billroth I and II partial gastrectomy. Gastrointestinal tract function and changes in bone metabolism. Acta Chir Scand. 1984; 150: 6: 485-488. (in English)
  15. Nikitin VN, Klipach SG. «Difficult» stump in complicated giant penetrating pyloroduodenal ulcers. Novosti hirurgii. 2017; 25: 6: 574-582. (in Russ.)
  16. Noburi C, Kimura K, Ohira G, Amano R, Yamazoe S, Tanaka H, et al. Giant duodenal ulcers after neurosurgery for bfainsterm tumors that required reoperation for gastric disconnection: a reportof two cases. BMC Surg. 2016; 16 (1): 75. (in English)
  17. Tsuie BJ, Schwartz KM. Management of the difficult duodenum. Current surgery. 2004; 61 (2): 166-171. (in English)
  18. Kosenko PM, Vavrinchuk SA, Sunozova GD. On the standardization of assessing the severity and classification of cicatricial and ulcerative stenosis of the duodenum. Molodoj uchenyj. 2019; 8: 29-34. (in Russ.)
  19. Belonogov NI, Valika EN, Yangolenko VV. Complications of gastric ulcer and duodenal ulcer and their surgical treatment. Medicinskij al'manah. 2011; 2: 68-71. (in Russ.)

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Views

Abstract - 5

PDF (Russian) - 3

PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 Afanasyev D.V., Afanasyev V.N., Pleshkov V.G., Danilenkov N.V., Rodin A.V., Zabrosaev V.S., Moskalev A.P.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies