WHO Surgical Complication Prevention Checklist: a Comparative Analysis of Two Clinics

Abstract


The aim of the study was to examine the effectiveness of the adherence to the WHO surgical safety checklist.
Material and methods. A comparative analysis of the performance of the surgical departments in two clinics was carried out: in the first clinic the WHO checklist was applied to control the performance of the surgical department; in the second clinic these recommendations were not used. The results of 3012 (first clinic) and 3527 surgical interventions (second clinic) were analyzed. The authors studied the frequency of postoperative complications, the effectiveness when using all the points of the recommendations.
Results. The frequency of antibiotic prophylaxis during general surgical operations in clinic I was 89.3%, in clinic II - 63.7%, the frequency of infection in the area of ​​surgical intervention was by 13.2% and up to two times higher in clinic II, mortality rates after surgery were also significantly higher in clinic II; consequently, the duration of inpatient treatment was 8.7 in clinic I versus 16.4 days in clinic II.
Conclusion. The adherence to the surgical safety checklist can effectively reduce the number of postoperative complications, mortality, and reduce the time of inpatient treatment.


Введение.

Известно, что ежегодно во всём мире проводится 313 млн. хирургических процедур [1]. Качественные показатели хирургических вмешательств остаются малоизвестными в мире, достоверно судить о после операционной смертности можно только для 29 стран [2]. Уровень послеоперационной смертности важнейший показатель деятельности хирургической службы и соответственно улучшение этого показателя является глобальным приоритетом [3]. 

Анализ D. Nepogodiev et al. [3] показал, что, по меньшей мере, 4,2 млн. человек во всем мире умирают в течение 30 дней после операций ежегодно и половина этих смертей происходит в странах с низким и средним уровнем дохода. Это число послеоперационных смертей составляет 7,2% всех смертей в мире[4], или третьей причиной смертности после ишемической болезни сердца (17,3 %) инсульта – 10,1 %. Ежегодно в течение 30 дней после операций умирают больше людей, чем от всех причин, связанных с ВИЧ, малярией, туберкулёзом вместе взятых (2,97 млн. случаев). Расширение хирургических вмешательств приведёт к увеличению общей смертности в мире до 6,1 млн. в год [4]. 

В различных публикациях и отчетах отмечается существование значительной проблемы медицинских ошибок в системе здравоохранения, включая и ошибки в лечении медикаментами, и предлагается создание более безопасной системы здравоохранения, а в последующем, другие рекомендации, обновлённые через каждые пять лет, также привлекали внимание к проблеме безопасности в здравоохранении и усовершенствовали её принципы [6-8]. 

Несмотря на определённое повышение осведомлённости медицинских и фармацевтических работников о значительном риске медицинских вмешательств, добиться существенного сокращения медицинских ошибок не удается [9]. 

Клиническая значимость многих ошибок часто незначительна, без последствий для пациента, многочисленные ошибки или не распознаются или о них не сообщается. Некоторые ошибки в диагностике и лечении приводят к тяжелым осложнениям или смерти человека. [10] Поэтому, ошибки лечения должны восприниматься со всей серьезностью и стратегии снижение риска и системы должны быть направлены на предотвращение или уменьшение вреда для пациента от медицинских ошибок. Системный подход должен применяться в лечебных учреждениях для предотвращения возможных ошибок и направляться на изменение условий труда и создание защитных преград, барьеров для предотвращения возникновения ошибок или устранение ущерба возникших осложнений [11]. Нужно также отметить, что обвинения работников здравоохранения в ошибках или пассивное побуждение их быть более осторожными не предотвратит ошибки, поскольку они не изменяют базовые условия, которые связаны с возникновением ошибок [12]. 

Представлен анализ применения контрольного списка хирургической безопасности (КС  ВОЗ или SSC) при 3702 процедурах (1398 контрольных и 2304 интервенционные процедуры) [13]. Отмечено улучшение качественных показателей всех трёх частей контрольного списка: использование принудительного согревания воздуха увеличилось с 35,3% до 42,2% (р <0,001), постинцизионный прием антибиотиков снизился с 12,5% до 9,8%, предварительный прием антибиотиков увеличился с 54,5% до 63 г.  1%.  Хирургические инфекции уменьшились с 7,4%  до 3,6% (р <0,001).  Скорректированное влияние КС ВОЗ  на хирургические инфекции привело к увеличению отношения шансов (OR) с 0,52 (95% ДИ: 0,38-0,72 для интервенционных процедур, до 0,54 (95% ДИ: 0,37-0,79)  для антибиотиков, при введении  перед разрезом, и 0,24 (95% ДИ: 0,11-0,52) при использовании одеял с принудительным подогревом воздуха.

 Всего  контрольный список  был использован при  2263 операциях, частота осложнений снизилась с 19,9% до 11,5% (p <0,001) [14].  Средняя продолжительность пребывания в стационаре снизилась на 0,8 дня при использовании КС ВОЗ (95% ДИ: 0,11-1,43), внутрибольничная летальность значительно снизилась с 1,9% до 0,2% в 1 из 2 больниц после внедрения контрольного списка, но среднее сокращение (1,6% -1,0%) по больницам не было значительным.

Можно полагать, что спустя 10 лет  качественная реализация контрольного списка хирургической безопасности ВОЗ приведет к улучшению качества лечения и последующему сокращению пери- и послеоперационных осложнений [13].

КС ВОЗ позволяет снижать осложнения и смертность [15,16]. Для эффективного выполнения контрольного списка важное значение имеют командный характер работы, коммуникация и последовательность, обучение персонала и действенный механизм контроля [17-21].

Определенное значение для внедрения принципов  КС ВОЗ имеют также сложности их использования в условиях операционных, субъективное, личностное невосприятие этих правил со стороны отдельных врачей [18,22,23].

Материалы и методы: Основными показателями оценки эффективности применения Контрольного списка хирургической безопасности были периоперационные осложнения, показатели соблюдения рекомендаций.

Мы использовали контрольный список ВОЗ хирургической безопасности [24],  и в данный контрольный список внесли следующие дополнения: в части I – о проведении профилактики тромботических осложнений, в части II – о температуре в операционной (рис. 1).

 

Рис. 1. Контрольный список хирургической безопасности.

 

 

Дополнительный контроль профилактики тромбозов и тромбоэмболических осложнений  включили ввиду исключительной важности, и в то же время ее высокой эффективности (антикоагулянты, бинтование конечностей). Контроль температуры в операционной важен для предотвращения интраоперационной непреднамеренной гипотермии, являющейся причиной развития послеоперационных осложнений, как пневмония, гипокоагуляция, а также замедление регенерации операционной раны.

Выполнение рекомендаций контрольного списка ВОЗ анализированы в нашей клинике (К-1) и другой (К-2), где указанные рекомендации не используются. В К-1 КС внедрен с 2014 года.

Проводили анализ частоты осложнений в сравниваемых  медицинских организациях, кроме того в К-1 частоту выполнения рекомендаций на всех трех этапах осуществления КС, отдельно изучали частоту инфекции области хирургического вмешательства, смертности, сроков пребывания в стационаре, респираторных, тромботических осложнений в послеоперационном периоде в двух сравниваемых группах.

Анализ проводился в двух группах пациентов – основной – К-1 (n=3012) и группе контроля – К-2 (n=3527).  Статистическую обработку данных проводили с помощью программы Statistica 6.1. Сравнение данных проводили с помощью параметрических методов статистики.

Результаты.  При применении контрольного списка в клинической практике важна оценка исполнения рекомендаций ВОЗ вообще, а также конкретно (табл. 1) показателей пунктов исполнения,  как антибиотикопрофилактика (АБП), в части доли пациентов, которым выполнялись АБП, а также качество процедуры соответствия времени введения антибиотика существующим рекомендациям. Как видно из табл. 1, при  применении КС доля пациентов, которым проводилась АБП, составила 89,3%, соответствие введения антибиотика – 85,4%, а в группе больных без применения КС соответственно 63,7% и 64,7% (по доле пациентов с АБП  в группах К-1 и К-2 ОШ:0,220: 95% ДИ:0,104-0,464; по соответствии времени АБП рекомендациям – 0,328; 0,165-0,651).

Изучена частота инфекции области хирургического вмешательства (ИОХВ) после операции по поводу острой абдоминальной патологии в двух сравниваемых группах пациентов (табл. 2). Пользовались классификацией хирургических осложнений  Dindo-Clavien [25] в  нашей модификации [26].

Отдельно также была исследована частота ИОХВ при нейрохирургических (табл. 3), ортопедических операциях.

  Таблица 1

Частота антибиотикопрофилактики при общехирургических операциях

п/п

Вид оперативного вмешательства

Показатели в группе К-1/в группе К-2 (абс/%)

Число операций

в т.ч. проведено АБП

Соответствие времени введения антибиотика рекомендациям

n/%

1

2

3

4

5

1

Спленэктомия

11

6/100

8/72,7

6/100

7/63,6

2

Холецистэктомия

370

456

350/94,5

355/77,8

300/85,7

310/67,9

3

Эндоскопическая папиллосфинктеротомия

26

51

18/69,2

22/43,1

18/100

16/72,7

4

Резекция желудка

7

13

7/100

8/61,5

5/71,4

4/50

5

Ушивание прободной язвы желудка и 12перстной кишки

44

94

35/79,5

58/61,7

30/85,7

42/74,4

6

Эндоскопические операции на желудке

63

228

50/79,3

87/38,1

40/80

35/40,2

7

Аппендэктомия

546

533

500/91,5

400/75,04

430/86

280/70

8

Гемиколэктомия

31

42

30/96,7

34/80,9

25/83,3

23/67,6

9

Резекция сигмовидной кишки

16

21

15/94

17/80,9

10/67

11/64,7

10

Грыжесечение по Лихтенштейну

156

203

140/90

111/56,6

130/93

82/73,8

11

Грыжесечение при пупочной грыже

147

275

130/88

146/53,09

115/88

98/67,1

12

Всего

Всего

1412

1927

89,33%

63,75%

85,46%

64,72%

 

Таблица 2

Частота ИОХВ  при экстренных оперативных вмешательствах в К-1 и  К-2 группах

Характер оперативного вмешательства

Тип ИОХВ; %, К-1/К-2

ОШ: 95%, доверительный интервал по всем типам ИОХВ

I

II

III

Всего

Аппендэктомия

2,04/3,8

0,92/3,2

0,2/1,5

3,16/8,5

0,352; 0,094-1,320

Лапаротомия при острой кишечной непроходимости

 

6,06/9,4

 

3,03/4,6

 

3,03/5,6

 

12,12/19,6

 

0,566; 0,260-1,231

Грыжесечение при ущемленных грыжах

 

4,1/4,6

 

2,47/4,3

 

0,82/1,3

 

 

7,42/10,2

 

0,704;0,261-1-893

Лапаротомия при прободной язве

 

4,6/6,2

 

3,07/4,3

 

3,07/5,2

 

10,77/15,7

 

0,610; 0,263-1,416

Холецистэктомия из минилапаротомного доступа

 

6,5/14,2

 

-

 

1,2/2,3

 

14,2/16,5

 

0,838;0,387-1,810

Лапаротомия при остром панкреатите

 

14,6/16,4

 

5,6/5,8

 

20,5/24,7

 

40,7/46,9

 

0,777; 0,444-1,360

 

Из таблицы видно, что частота ИОХВ существенно выше в К-2 группе пациентов: в 2,6 раз выше при аппендэктомии, на 38,2% при лапаротомии по поводу острой кишечной непроходимости, на 37,2% при грыжесечении, 33,3% при прободной язве, 13,9% при холецистэктомии, и на 13,2% при операциях по поводу тяжелого острого панкреатита.

Таблица 3

Частота ИОХВ при нейрохирургических операциях

Вид оперативного вмешательства

Частота ИОХВ,%

ОШ 95% ДИ

К-1

К-2

1.     Удаление травматической субдуральной гематомы

 

25,3

 

24,1

 

0,559; 0,273-1,143

2.     Удаление травматической эпидуральной гематомы

 

7,4

 

11,0

 

0,647; 0,244-1,716

3.     Декомпрессивная ламинэктомия

1,7

2,84

0,592; 0,087-4,041

4.     Удаление внутримозговой гематомы

 

5,8

 

10,5

 

0,525; 0,183-1,506

5.     Клипирование аневризмы (открытым способом)

 

3,8

 

5,58

 

0,668; 0,176-2,538

6.     Удаление опухоли головного мозга

2,24

2,65

0,8413; 0,139-5,092

7.     Удаление межпозвоночного диска

 

2,26

 

4,61

 

0,478-2,409

 

В среднем, частота ИОХВ при нейрохирургических операциях в группе пациентов К-1, составила 5,5%, в К-2 – 8,75% (ОШ 0,611; 95% ДИ 0,202-1,846, р<0,01). Причем, средние сроки госпитализации составили 10 дней, а при осложнении ИОХВ – 18 дней, эпидуральной гематоме – 30 и 35 дней соответственно, декомпрессионной ламинэктомии 40 и 45, удалении внутримозговой гематомы – 21 и 30 дней, клипировании аневризмы 21 и 30 дней соответственно. Следовательно, применение контрольного списка позволило сократить частоту ИОХВ  в среднем на 37,14%, и за счет их снижения сроки стационарного лечения от 14% до 30%.

При ортопедических операциях, после эндопротезирования крупных суставов, без ИОХВ средние сроки лечения составили 15 дней, при ИОХВ до 50 дней, остеосинтеза 14 против 30, внеочаговом остеосинтезе – 21 и  26 дней (сокращение сроков госпитализации от 19,23% до 70%).

Таблица 4

Показатели летальности при острых хирургических заболеваниях органов брюшной полости

 

Заболевания

Летальность,%

Отношение шансов, 95% доверительный интервал

К-2

К-1

Острая непроходимость кишечника

12,65

6,05

2,425; 0,878-6,701

Аппендицит

0,03

0

-

Прободная язва

7,67

4,0

1,994; 0,576-6,904

Гастродуоденальные кровотечения (послеоперационные)

 

17,92

 

0

 

Х2 – 18,579; р<0,001

Ущемленная грыжа

2,21

1,54

1,477; 0,182-11,993

Острый холецистит

1,28

0,72

1,788; 0,0098-32,518

Острый панкреатит (панкреонекроз)

27,01

15,38

2,048;1,016-4,127

Средние сроки госпитализации в группе К-1 составили 8,7, в К-2- 16,4 дня (t-критерий Стьюдента = 1,972, р = 0,05).

Как видно из табл. 4, все показатели летальности в К-1 были достоверно ниже по сравнению с группой пациентов в К-2.

В обеих группах исследования, случаев неправильной, случайной доставки пациентов в другую операционную или другого больного выявлено не было. Для исключения подобных ошибок, в графике операций обязательно указывали номер операционной комнаты, и больной в любом случае доставляется в соответствующую операционную, где дополнительно уточняли фамилию, имя, отчество в соответствии с I шагом контрольного списка.

Сравнительные данные по дополнительно введенным нами в контрольный список вопросам были получены следующие данные. При дополнительном контроле проведения профилактики тромбозов и тромбоэмболических осложнений в группе К-1 их частота составила 2,5%, а в группе К-2 – 8,6%. Результатом интраоперационного контроля температуры в операционной и тела пациента было снижение частоты послеоперационных респираторных осложнений до 2,2%, а группе К-2 частота этих осложнений составила 5,7% (ОШ 0,372; 95% ДИ: 0,077-1,809; р<0,01).

Обсуждение.  Хирургическая антибиотикопрофилактика должна проводиться в течение 120 минут до разреза, адаптированного к периоду полувыведения антибиотиков [27]. При оптимальных сроках введения антибиотиков, потенциал снижения инфекций в кардиохирургии составил от 9% до 31% [28].

Значительное снижение вероятности возникновения хирургической инфекции (0,54 (95% ДИ: 0,37-0,70)  отмечено, когда антибиотики вводили до разреза, по сравнению, когда не вводили антибиотики или вводили после разреза (ОШ 0,54; 95%: 0,37-0,70) [13].

По нашим данным, выполнение рекомендаций КС ВОЗ в  всех этапах, проводилось у 90% пациентов (невыполнение отдельного пункта этапа КС было основанием для исключения). АБП в К-1 проведена у 89,3% пациентов (в контрольной – в 63,7%), в т.ч. в соответствии со временем  введения антибиотиков в 85,4% и 64,7% соответственно. Правильное применение АБП, несомненно, повлияло на частоту ИОХВ – в К-1 она была достоверно ниже по сравнению с К-2 (снижение от 13,2% до 2,6 раз).

Приверженность рекомендациям по выполнению АБП у хирургов варьирует от 1,7 до 82% [18]. Частота нерационального выбора антибиотиков для АБП и нарушение сроков ее проведения в ряде случаев может достигать 100% [13].

Полное соответствие, используя все 3 этапа (Вход, Тайм-аут и Выход) КС было выявлено в 75,7% (1743/2304) процедур, в общей сложности 88,9% (2048/2304) использовали какие-либо части контрольного перечня, включая все случаи полного соблюдения 1,2 и 3 частей.

Нами были внесены дополнения в контрольный список ВОЗ,  в частности обязательный интраоперационный контроль температуры тела пациента и операционной комнаты (оптимально 230С). Как известно, гипотермия увеличивает частоту возникновения хирургических инфекций в ране [29], длительности госпитализаций [29,30], и восстановления после наркотиков [31], коагулопатию [24],  и является причиной, так называемого синдрома непреднамеренной интраоперационной гипотермии.

По результатам наших исследований, частота послеоперационных респираторных осложнений в группе К-1 пациентов составило 2,2% против 5,7% в К-2.

Частота респираторных осложнений в послеоперационном периоде составляет 1-23% [32,33] и развития этих осложнений повышает частоту летальности с 1,2% до 24,4% [34].

Кроме того, соблюдение КС ВОЗ, сокращение различных осложнений, отразились на достоверном снижении показателей послеоперационной летальности и сокращении сроков госпитализации.

Заключение. Применение контрольного списка ВОЗ  по профилактике хирургических осложнений позволяет эффективно снизить их число, это, прежде всего, касается так называемых предотвратимых осложнений, что доказано многочисленными исследованиями  в течение последних 10 лет. Наш пятилетний клинический опыт использования рекомендаций ВРЗ также подтверждает их важность в снижении многих хирургических осложнений. Проведенный нами анализ показал снижение частоты инфекции области хирургического вмешательства, послеоперационной летальности, респираторных, тромботических осложнений, сроков пребывания пациентов в стационаре.

Machmud Vilevich Timerbulatov

Bashkir State Medical University

Author for correspondence.
Email: timerm@yandex.ru

Russian Federation, Ufa, Russian Federation

M.D., Head of the Department of Faculty Surgery of Bashkir State Medical University

Shamil Vilevich Timerbulatov

Bashkir State Medical University

Email: timersh@yandex.ru

Russian Federation, Ufa, Russian Federation

M.D., professor of the Department of the Surgery IDPO of Bashkir State Medical University

Timur Rustemovich Nizamutdinov

Bashkir State Medical University

Email: temurn163@gmail.com

Russian Federation, Ufa, Russian Federation

graduate student of the Department of the Surgery

Vil Mamilovich Timerbulatov

Bashkir State Medical University

Email: timervil@yandex.ru

Russian Federation, Ufa, Russian Federation

professor, Head of the Department of the Surgery IDPO of Bashkir State Medical University

Ekaterina Alexandrovna Grushevskaya

Bashkir State Medical University

Email: katien@bk.ru

Russian Federation, Ufa, Russian Federation

of the graduate student of the Department of the Faculty Surgery of Bashkir State Medical University

  1. Meara JG, Leather AR, Hagander L. Global Surgery 2030: evidence and solutions for achieving health, welfare and economic development. Lancet. 2015; 386:569-624 doi: 10.1016/S0140-6736(15)60160-X
  2. Marks JH, Kamali P, Khan MA. Data for the sustainable development of surgical systems: a global collaboration. http://docs.wixstatic.com/ugd/346076c853bd6c09d34ed6bca4b9b6 22d69de3.pdf
  3. Nepogodiev D, Martin J, Biccard B, Makupe A, Bhangu A. Global burden of postoperative dealth. The Lancet. 2019; 393, issue10170, p 401, February 02. doi: 10.1016/s0140-6736(18)33139-8
  4. GBD 2016. Causes of Death Collaborators. Global, regional and national age-sex specific mortality for the Global Burden of Disease Study 2016. Lancet 2017; 390:1151-1210 doi: 10.1016/S0140-6736(17)32152-9
  5. Kohn LT, Corrigan JM, Donaldson MS. To err is human building a safer health system Washington DC: National Academy Press;1999: ix PMID: 25077248
  6. Wachter RM. The end of the beginning: patient safety five years after to err is human. Health Aff. 2004; 24:534-535 doi: 10.1377/hlthaff.w4.534
  7. Wachter RM. Patient safety at ten: unmistakable progress, troubling gaps. Health Aff. 2010; 29: 1165-1173 doi: 10.1377/hlthaff.2009.0785
  8. Aspden P, Walcott J, Bootman J.L. et. al. Preventing medication errors: quality chasm series. www.nap.edu/read/11623/chapter/1 (accessed 2017 Jun 13)
  9. National Patient safety Foundation. Free from harm: accelerating patient safety improvement fifteen years after to err is human. www.npsf.org/?page=feelromharm (accessed 2017 Jun 13)
  10. Smetzer JL, Cohen MR. Medication error reporting systems. In: Cohen MR ed. Medication errors, 2nd ed. Washington .D.C.:American Pharmacists Association ; 2007: 513-550 doi: 10.21019/9781582120928.ch19
  11. Reason J. Human error: models and management. BMJ. 2000; 320: 768-770 doi: 10.1136/bmj.320.7237.768
  12. Billstein-Leber M, Carrilbo JD, Cassano AT. ASHP Guidelines of Preventing Medication Errors in Hospitals. Am J. Health — Syst Pharm. 2018; 75: 1499-1517 doi: 10.2146/ajhp170811
  13. Steinar HA, Eiriks S, Stian A. Effect of the World Health Organization Checklist of Patient Outcomes: A Stepped Wedge Cluster Randomized Controlled Trial. Annals of Surgery. 2019; 269 (2): 283-290 doi: 10.1097/SLA.0000000000002584
  14. Steinar HA, Eiriks S, Stian A. Effect jf the World Health Organization Checklist of Patient Outcomes: A Stepped Wedge Cluster Randomized Controlled Trial. Annals of Surgery. 2015; 261 (5): 821-828 doi: 10.1097/SLA.000000000000716
  15. Borchard A, Schwappach DLB, Barbir A. A systematic review of the effectiveness, compliance, and critical factors for implementation of safety checklists in surgery. Ann Surg 2012; 256:925-933 doi: 10.1097/SLA.0b013e3182682f27
  16. Bergs J, Hellings J, Cleemput I. Systematic review and meta-analysis of the effect of the World Health Organization surgical safety checklist on postoperative complications. Br J Surg 2014; 101:150-158. doi: 10.1002/bjs.9381
  17. Weiser TG, Haynes AB, Lashoher A. Perspectives in quality: designing the WHO Surgical Safety Checklist. Int J Qual Health Care 2010; 22:365-370. doi: 10.1093/intqhc/mzq039
  18. Russ S, Rout S, Sevdalis N. Do safety checklists improve teamwork and communication in the operating room? a systematic review. Ann Surg 2013; 258:856-871. doi: 10.1097/SLA.0000000000000206
  19. Thomassen 0, Storesund A, Sateland E. The effects of safety checklists in medicine: a systematic review. ActaAnaesthesiolScand 2014; 58:5-18. doi: 10.1111/aas.12207
  20. Haynes AB, Edmondson L, Lipsitz SR. Mortality trends after a voluntary checklist-based surgical safety collaborative. Ann Surg 2017; [Epub ahead of print]. doi: 10.1097/SLA.0000000000002249
  21. Russ SJ, Sevdalis N, Moorthy K. A qualitative evaluation of the barriers and facilitators toward implementation of the WHO surgical safety checklist across hospitals in England: lessons from the "surgical checklist implementation project". Ann Surg 2015; 261:81-91.
  22. Haynes AB, Berry WR, Gawande AA. What do we know about the safe surgery checklist now? Ann Surg 2015; 261:829-830.
  23. Mayer EK, Sevdalis N, Rout S. Surgical checklist implementation project: the impact of variable WHO checklistcompliance on risk-adjusted clinical outcomes after national implementation: a longitudinal study. Ann Surg 2016; 263:58-63.
  24. WHO Safe Surgery Saves Lives 2009. Available at: http://www.whoint/patientsafety/safesurgery/en/. Accessed May 22,2017.
  25. Dindo D, Demartines N, Clavien PA. Classification of Surgical complications: a new proporsal with evolution a cohort of 6336 patients and results of a survey. Aim Surg. 2004; 240 (2): 205-213. doi: 10.1097/01.sla.0000133083.54934.ae
  26. Timerbulatov VM, Timerbulatov SHV, Timerbulatov MV. Classification of surgical complications (with the comment of the editorial Board). Khirurgiya. 2018; 9: 62-67. (in Russ.)
  27. Allegranzi B, Bischoff P, de Jonge S. New WHO recommendations on preoperative measures for surgical site infection prevention: an evidence-based global perspective. Lancet Infect Dis 2016; 16:e276—e287. doi: 10.1016/S1473-3099(16)30398-X
  28. Koch CG, Nowicki ER, Rajeswaran J. When the timing is right: antibiotic timing and infection after cardiac surgery. J ThoracCardiovascSurg 2012; 144:931-937.e4.
  29. Kurz A, Sessler DI, Lenhardt R. Perioperative Normothermia to Reduce the Incidence of Surgical-Wound Infection and Shorten Hospitalization. N Engl J Med 1996; 334:1209-1216. doi: 10.1056/NEJM199605093341901
  30. Sun Z, Honar H, Sessler DI. Intraoperative core temperature patterns, transfusion requirement, and hospital duration in patients warmed with forced air. Anesthesiology 2015; 122:276-285.
  31. Leslie K, Sessler DI, Bjorksten AR. Mild hypothermia alters propofol pharmacokinetics and increases the duration of action of atracurium. AnesthAnalg 1995; 80:1007-1014. PMID: 7726398
  32. Miskovic A., Lumb AB. Postoperative pulmonary complications. Br J Anaesth 2017; 118(3): 317-34.
  33. Lumb A.B. Pre-operative respiratory optimization: an expert review. Anaesthesia 2019; 74(1):43-8.
  34. Canet J., Gallart L., Gomar C. Prediction of postoperative pulmonary complications a populayion-based surgical cohort. Anesthesiology 2010; 113 (6): 1338-50.

Views

Abstract - 15

PDF (Russian) - 9

PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2021 Timerbulatov M.V., Timerbulatov S.V., Nizamutdinov T.R., Timerbulatov V.M., Grushevskaya E.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies